Эфиопия — самая холодная страна Африки

Теперь перед нами лежала Эфиопия — самая холодная страна Африки. В отличие от жаркого пустынного Судана, где днём было +45 грд. С в тени, здесь оказалось зелено, влажно, ветрено и прохладно, а по ночам даже холодно (+10 грд. С).

Эфиопия — очень бедная страна. Бедность местных жителей происходит от их лени. Лучше умереть от голода, чем от работы, — гласит эфиопская поговорка. Миллионы людей целыми днями ничего не делают, а увидев столь редкого иностранца, окружают его и следуют за ним, повторяя: Ю! Дай мне 1 быр! Мистер! Дай мне 1 быр! Проклятый мистер! Дай мне мои деньги!

Особенно много попрошаек в крупных городах, так что даже Индия по сравнению с Эфиопией кажется цивильной и богатой страной.

Эфиопы, в отличие от суданцев, не зовут странников в гости и на ночлег, очень редко угощают их. Два исключения: водители и мусульмане. Водитель редкой машины, подобравший вас на дороге, обычно не хочет денег и будет рад покормить попутчиков; а мусульмане, представляющие здесь религиозное меньшинство, могут приютить вас в мечети, если, конечно, вы знаете мусульманские традиции и немного владеете арабским или амхарским языком, так как английского и тем более русского они, разумеется, не знают.

Мы провели в Эфиопии около двух недель; сделали на всякий случай йеменскую визу и направились на северо-восток страны, в города Харар, Жижигу и далее, на границу с Сомали. В Жижиге, в 70 км от границы, нам уже поставили выездные штампы, так как на самой границе никаких иммиграционных властей Эфиопии уже нет.

Но в Сомали нас не пустили. На её территории в ходе гражданской войны образовались несколько никем не признанных суверенных государств: Сомалилэнд, Пунталэнд, Джуббалэнд и ещё с десяток. На представителей властей Сомалилэнда бумаги из посольства Сомали в Москве не действовали: мол, мы другое суверенное государство! Визу на границе тоже выдавать не захотели (звонили в свою столицу, Харгейсу, чтобы это уточнить; эфиопов пускают свободно, а белый мистер — редкое неизученное явление!) — и отослали назад, в эфиопский город Дире-Дауа. Якобы там находится посольство Сомалилэнд (адрес неизвестен), получайте визу и приезжайте заново.

Мы вернулись в Эфиопию, уже имея выездной штамп этой страны; нас легко пропустили. Поехали в Дире-Даву, но посольство непризнанной республики не нашли. Возможно, его и не было. Зато нашли посольство Джибути и быстро сделали визу Джибути, решили поехать туда.

Из Аддис-Абебы в Дире-Даву и Джибути ведёт железная дорога, самая раздолбанная в мире. Поезд состоит из товарных вагонов и одного пассажирского вагона с выбитыми 50 лет назад стёклами, без электричества; всё завалено мусором и какими-то мешками. В них везут в

Джибути чат — листья наркотического дерева; это один из главных экспортов Эфиопии (второй после кофе). Проезд без билета запрещён; билетёра сопровождает тётка 2 х 2 метра с автоматом. Вообще в поезде много солдат — с автоматами, запасными патронными рожками и даже с гранатами на поясе! Людей едет много, как в пассажирском, так и в товарных вагонах. Средняя скорость 15 км/ч.

На пограничной станции Давленне у всех пассажиров собрали паспорта. Вскоре нас высадили, поезд уехал, и мы оказались задержанными. Причиной стали выездные штампы, ошибочно полученные нами в Жижиге. По одноразовой визе нельзя выехать из страны дважды, — решили пограничники. Вместо того, чтобы избавиться от нас простейшим образом (отправить в соседнее Джибути, до него всего 5 км), пограничники, желая выслужиться, стали названивать начальству в Дире-Даву, Жижигу и Аддис-Абебу. Два дня прожили мы в Давленне; затем поезд пошёл обратно, и нас под конвоем отвезли в Дире-Даву. Оттуда другой солдат с автоматом сопровождал нас в Аддис-Абебу. Наши паспорта хранились в опечатанном пакете в заветном кармане у солдата. В столице нас посадили в тюрьму, где мы и провели ещё три дня и три ночи. Наконец через неделю после задержания удалось связаться с российским посольством, и с помощью консула нас условно — досрочно освободили.

Иммиграционные власти предъявили ультиматум: мы должны в течение 4-х суток покинуть Эфиопию на самолёте в Москву. Наши отобранные паспорта лежали в иммиграционном офисе в аэропорту, и нам их могли отдать только в обмен на авиабилеты до Москвы. Посольство РФ пыталось договориться с чиновниками и отправить нас не в Москву, а, например, в соседнюю страну Джибути, Йемен или Египет (визы этих стран у нас уже были) — безуспешно. Чиновники увидели в нас злодеев. Пришлось заказывать срочный денежный перевод (банкоматов в Эфиопии нет, но Western Union есть), и в пятницу 25 октября 2003 г. мы покинули Эфиопию и прилетели в холодную заснеженную Россию.

БЛАГОДАРНОСТИ

Первое большое СПАСИБО всем простым людям, которые подвозили, угощали и приглашали нас на ночлег; благодарю всех участников поездки за проявленный энтузиазм и терпение; благодарю посольства РФ в Судане и Эфиопии за участие и помощь. Отдельная благодарность за снаряжение фирме Альпиндустрия (за рюкзак, спальники и сетчатую палатку MSR от комаров), фирмам ActivEra (за рюкзак и спальники) и Filon (за одежду). Спасибо также Руслану Кокорину из Ирландии и моим родителям, одолжившим нам деньги на возвращение.

Антон Кротов

: Сайт В ОТПУСК.РУ
25 февраля 2013