Пристанище солнца и меланхолии

Никакого отношения к стране Тунис название рыбы тунец, семейства скумбриевых, не имеет. На древнеберберском наречии Тунис — зелень природы и одновременно женское имя.

Берега Карфагена

По пригороду одноименной столицы Карфагену непременно надо сделать несколько кругов, это обязательная программа. Пройтись по развалинам терм Антонина, где купцы, чиновники и знать решали свои и городские проблемы. В Карфагене не было коррупции, благосостояние горожан неуклонно повышалось, город год от года богател. Но на беду в Карфаген принесла нелегкая римского сенатора-параноика Марка Порция Катона Старшего. Зависть стала точить номенклатурный организм сенатора, каждую свою речь он заканчивал призывом разрушить Карфаген. В третьей Пунической войне Карфаген был разрушен до основания, а его плодороднейшую землю римляне специально посыпали солью, чтобы она стала бесплодной.

Кайруан — городок не велик и не мал

Для мусульман это первый по значению город Магриба, больше того, семикратное паломничество сюда приравнивается к хаджу в Мекку. Кайруан не просто так получил эпитет город 300 мечетей, с высоты птичьего полета видно, что он весь в шапочках белоснежных куполов.

Но главная достопримечательность Кайруана — Большая (Пятничная) мечеть Сиди-Окба с ее лесом мраморных колонн, архитектурный шедевр ислама. Центральной ее частью является могучий стометровый минарет в виде трехъярусной башни-пирамиды.

Производят впечатление круглые, диаметром 128 м ирригационные бассейны, расположенные около городской стены на авеню Республики. Один из куполов укрывает наиболее почитаемый, старый, как и сам город, Бир Барута. Водой угощают всех желающих, а вращает гидротурбину с привязанной деревянной бадьей нарядный, весь задрапированный платками верблюд.

Примерно в полукилометре от бассейнов, там, где авеню поворачивает налево, находится мечеть Брадобрея. В усыпальнице похоронен Сиди Сахби, который был личным парикмахером пророка Мухаммеда и сохранил три волоса из его бороды.

Материальное отнюдь не чуждо священному городу, Кайруан — родина знаменитых узелковых ковров. На свою свадьбу тунисская девушка непременно должна соткать и подарить жениху красный ковер с берберским рисунком. Но нынешние невесты зрение не портят, предпочитая купить ковер у профессионалов в среднем за $700-800.

Пещера образцового содержания

В деревне Матмата живут аборигены берберы, которые много веков никак не отвыкнут жить в пещерах, вырывают в земле кратер диаметром около 10 м и столько же в высоту — вот и внутренний дворик (хауш), по кругу расходятся комнаты. Стенки состоят из неплотных каменных пород, небольшие альковы в них служат кроватями, а если берберской домохозяйке понадобится дополнительная полочка на кухне, ее просто выкапывают в стене. Доступ к дворику с поверхности раньше осуществлялся с помощью лестницы, сегодня матматскими строителями прокапывается узкий многометровый выход к основанию холма, соединяющий дом с внешним миром. Над дверью нарисованы оберегающие от сглаза и приносящие достаток в дом символы: рыбы и отпечатки ладони Фатимы (дочери Мухаммеда). Справа от входа замечаю наполовину зарытую в землю бочку с выпуклой надписью: 1942, Wermacht. Винтажно… Впрочем, жилье берберов электрифицировано, и спутниковая антенна сразу выдает его месторасположение. Таких семей на сегодняшний день насчитывается около 700.

Русский след

В 1797 году Мальтийский орден был раздавлен французской революцией, поэтому искал помощи у сильных мира сего. Сильнейшим оказался Павел I, который стал покровителем ордена, для рыцарей это имело огромное значение, прежде всего экономическое: ведь русский царь выплачивал ордену 300 000 золотых в год.

В 1798 году после захвата Мальты французами магистр Фердинанд фон Гомпеш был обвинен в трусости, позорной капитуляции и в утрате всего достояния ордена и его казны. В августе он был низложен, а Павел I провозглашен Великим магистром.

Надо сказать, с тех пор русские никогда не теряли связи с крошечным архипелагом в Средиземном море. Оказывается, там можно узнать много нового из нашей отечественной истории. И даже увидеть икону, которую на Мальту привезла первая женщина-космонавт Валентина Терешкова. Все это могло бы показаться странным где угодно, но только не на Мальте, здесь любая странность — предмет национальной гордости.

: Журнал Вояж
20 ноября 2012