Прогулка по Питеру

Очерк ОВР

Хмурое небо, старинные фонари, покорно склонившие светлые головы, атланты, смирившиеся сосвоей судьбой, деревья вроскошном зеленом убранстве, каналы, вкоторых отражаются усадьбы имакушки храмов. Питер… Город, прячущий взакоулках двустворчатые окошечки, расположенные усамой земли, старинные здания иветхие особнячки. Город перекрестков, накоторых встречаются современные кофейни собветшалыми «Булошными», аромат свежесваренного кофе сзапахом свежевыпеченного хлеба; японские ресторанчики имодные клубы соседствуют страктирами, где можно отведать прекрасную русскую кухню; афиши Мариинского театра контрастируют санонсами концертов рок-музыкантов. Город, где звучат слова «здравствуйте», «до свидания», «спасибо», «пожалуйста», «приятного аппетита», «всего доброго». Город, который всегда рад тебя видеть.

Прогулка поПитеру– как прочтение дневника жизни. Северный порыв ветра сдувает стротуара снежную «простынь»– тополиный пух, азаодно ипроникает вдушу, заигрывая счувствами ивоспоминаниями. Иесли вМоскве все живут посекундной стрелке, товПитере– почасовой. Культура берет верх над суетой.

До недавнего времени Петербург был для меня исключительно туристической меккой. Я«заселял» вего старинные дома героев своих романов, разворачивал наНевском мистические сюжеты, назначал влюбленным встречи возле Казанского собора, подзывал музу кгерою-писателю. Ивот настал торжественный момент, когда ясам снял квартиру накрасивейшей улице имени Рубинштейна иперестал зависеть отгостиниц, регистраций, переменчивого настроения администраторов. Покакому-то странному стечению обстоятельств люди, пожелавшие открыть шикарные уличные кафешки, несговариваясь, выбрали именно эту улицу для реализации своих замыслов. Можно выйти вечером издома исовершить увлекательное путешествие изодной кафешки (вкоторой пару минут назад лакомился мороженым иподслушивал разговор влюбленной пары) вдругую, где зачашкой ароматного крепкого чая можно оказаться свидетелем культурного диалога видных деятелей искусства. Язаметил одну удивительную особенность: даже всамом бескультурном человеке вшлепанцах набосу ногу, щелкающем семечки вскоростном «Сапсане» изасоряющем речь матерными словами втелефонных переговорах между Москвой иПитером, вгороде наНеве просыпается интерес ккультурным событиям. Онначинает интересоваться театральными постановками ипремьерными кинопоказами, его речь становится более сдержанной ивозвышенной. Причем вначале беседы онможет часы напролет пересказывать последнюю серию передачи «Дом-2», ноделать это будет крайне культурно– сумным видом, словно это шоу неэкранизация «Палаты № 6», адействительно высоконравственный художественный проект, которому нет равных. Апотом ивовсе свернет надругую колею ини стого ниссего поддержит разговор обалете «Жизель». Видимо, культурный вирус вПитере передается воздушно-капельным путем. Яуже неговорю отех молодых людях, которые, приезжая вПитер получить высшее образование, предпочитают после (или вместо) занятий назначить встречу наНевском, вести налавочках эмоциональные споры одобре изле, жизни исмерти, сиюминутном ивечном. Тоидело доносятся имена великих писателей, художников, архитекторов, жизнь которых продолжается благодаря творческому наследию. Иэто неможет нерадовать. Явслушиваюсь вречи студентов, всматриваюсь вмолодые лица, отмечая ихповедение, жесты, инахожу вних множество интереснейших незашоренных мыслей ихарактерных черт. Еще пару минут назад студент художественной академии начинал свои фразы сослов «Вот мы, питерцы…» (любим дождь, грибы итеатры), асейчас он, отвечая нателефонный звонок, отошел всторонку, достал изкармана смятый билет ишепотом продиктовал маме номер вагона ивремя прибытия поезда вродной Мурманск, где ипроведет летние каникулы. Вот так люди, приезжающие вПитер, несмотря на«аканье» и«оканье», через пару дней начинают ассоциировать себя скоренными жителями.

А еще яочень рад, что моя съемная квартира находится вдвух минутах ходьбы отнабережной реки Мойки. Самое интересное, что взимнее время набережная непроизвела наменя впечатления: серые, тяжелые облака, гонимые северным ветром, «дрожащая» отхолода вода, одинокие крики чаек. Зато сейчас, особенно впериод белых ночей, набережная «воспряла духом»– огромное количество маленьких речных трамвайчиков скользят поводе (может показаться, что трафик наканалах значительно превышает трафик надорогах); повсюду слышны веселые голоса, сопровождаемые динамичной музыкой иптичьими трелями. Все это непросто вдохновляет, анаполняет столь прекрасным инедостижимым вмегаполисе ощущением легкости. Новот шаги становятся аккуратными, амысли сосредоточенными, радостный гам превращается вэхо, насмену ему приходит тишина, прерываемая всплеском воды. Воздух пропитан ожиданием. Незря. Измутной коричневой реки «выпрыгивает» маленькая, искрящаяся, серебристая рыбка– она отчаянно борется зажизнь, сражается ссудьбой, пытаясь соскочить скрючка. Норыбак, покуривая дешевую сигаретку, накручивает леску. Кажется, даже солнце решило спрятаться затучу, только чтобы невидеть эту маленькую смерть. Сентиментализм. Чистой воды. Можно даже поверить вто, что эта почти бездыханная рыбка способна исполнить желание… Например, прожорливого кота, который наверняка дожидается прихода хозяина срыбалки. Отфилософских мыслей меня отвлек запах свежих огурцов, который распространился повсей набережной. Оказывается, яприближался клоткам скорюшкой. Что только сней неделают– жарят, парят, варят. Признаюсь, никогда неел более вкусной рыбы. Белая ночь. Разведенный мост. Ароматная корюшка. Музыка. Ядавно называю себя коллекционером счастливых минут, которые вПитере превращаются всчастливые часы.

А если посмотреть наСанкт-Петербург взглядом писателя, томожно прийти кмысли, что городу вовсе ненужны люди. Они внем лишние. Это город памятников– хранителей истории. Яабсолютно уверен втом, что если быне было такого наплыва туристов, атланты, которые, кажется, застыли ввечности, начали быбродить погороду, асам Питер стал бымеккой для памятников-путешественников всех стран мира. Сюда повизе напару дней приехала быпогостить статуя Свободы; статуя изумрудного Будды вышла быиз медитации ипровела вПитере свой отпуск; бразильская статуя Христа-Искупителя нашла быобщий язык состатуей Аполлона; Маленькая Русалочка изКопенгагена познакомилась бысо скульптурой зайчика, спасшегося отнаводнения, аМедный всадник бызапряг коня дапоскакал поНевскому проспекту навстречу своему другу изРима– бронзовой скульптуре Марка Аврелия наконе. Ихпримеру последовали быисфинксы, ильвы, идругие архитектурные шедевры. Даже самый маленький памятник Питера– бронзовый Чижик-Пыжик воодушевился быпроисходящим ислетал бына Фонтанку… Да, вПитере рождаются поистине волшебные мысли…

: Журнал «Отдых в России»
11 октября 2012